ОГНЕННЫЙ ПУТЬ К ПОБЕДЕ


8 июля президент Владимир Путин подписал Указ «О проведении в Российской Федерации Года памяти и славы». Там, кстати, есть прямое указание правительству в месячный срок обеспечить разработку и утверждение плана основных мероприятий по проведению Года памяти и славы. Летом, конечно, успеют запланировать помпезные и дорогостоящие торжества, но что с будет с продуманной культурной и, главное, издательской программой, с подлинной работой по патриотическому воспитанию молодёжи, а не парадными тусовками вроде «Тавриды» с юными геями на сцене?

У меня Год памяти и славы – длится всю сознательную жизнь, от поездки по местам боев до выступления на сцене, от книги до очередной статьи. Вот – новая. Во все книги и учебники по истории завершающего периода войны вошли «Десять сталинских ударов» – так называли 10 стратегических бросков, то есть продуманных наступлений Красной Армии в 1944-м. Они проводились в году моего появления на свет с 14 января по декабрь 1944 года. Уже два года не было в живых старшего брата – Героя Советского Союза Николая Боброва, когда я появился на свет, наверное, благодаря (какое неуместное слово!) его геройской гибели в 21 год.


ЧЕТВЁРТЫЙ СТАЛИНСКИЙ

Жизнь проходит в отсветах пожаров,

Крепко помню на земном пути:

Я – ровесник Сталинских ударов

И взрастал под залпы десяти.

Но особо памятен – 4-ый,

Тот, что самым быстротечным стал

На зелёных картах распростёртый

Меж лесов, болот, карельских скал.

Я его трагичней всех запомнил

И путём его прошёл стократ.

В нём – не бился, но его – готовил

Гибелью своей

мой старший брат.


11 июля 1942 года СБ-2 старшего брата в его 67-м боевом вылете был подбит финской зенитной батареей. С горящим мотором опытный экипаж пробовал дотянуть до своих, но терял высоту. Не выбрасываясь навстречу плену (все три кольца от парашютов поисковики нашли на месте падения в лесу через много-много лет) экипаж совершил огненный таран на передовые позиции противника. В лесу на Мустоловских высотах мы с департаментом по делам молодёжи правительства Ленинградской области, администрацией Агалатовского поселения, поисковиками отряда Безымянный, сыном и внучками открыли в годовщину гибели, через 77 лет, памятный знак на выжженной поляне падения. А гранитный памятник у платформы Лемболово стоит ещё с 20-летия Победы. Ну и я, по мере сил, храню память о старшем брате – много очерков и стихов написано о нём. К 75-летию Выборгской операции и нашей Великой Победы в издательстве «Родные просторы» (СПб) вышла моя вторая книга о брате и его легендарном поколении – «Сосна у селенья Бобровка». Предисловие к ней написал писатель и солдат, председатель нашего Союза писателей Николай Иванов.

Александр БОБРОВ

На направлении главного удара


...Я ехал в Ельню целенаправленно: посмотреть места, где родилась советская гвардия.

У стелы первогвардейцам ко мне подошла женщина, оказавшаяся заведующей местной библиотекой. Она и показала затем снимок-идиллию: аисты свили на стеле гнездо, которое существовало там не менее десятка лет.

А потом аисты улетели. И когда я покручинился по этому поводу, женщина улыбнулась: они правильно сделали. Аистам нужен чистый горизонт. Деревья в парке подросли, закрыли небо, и птицы улетели искать себе новую высшую точку, с которой можно было бы обозревать всю округу.

Что обозреваем мы вокруг себя? Каковы горизонты нашей памяти? Соглашаемся ли на то, чтобы свет сужался, видимость терялась? Зато в таком случае ведь не нужно напрягать усилия в поисках нового места для гнездовья и его строительства…

Передо мной книга известного поэта и публициста Александра Боброва «Сосна у селенья Бобровка». Она вроде как бы о его старшем брате, Герое Советского Союза Николае Боброве, погибшем при защите Ленинграда на Карельском перешейке. О том, как все эти годы он, общественный деятель и писатель, искал любую зацепку о его памяти. О поисковиках, которые в конечном итоге нашли останки экипажа самолета СБ-2. О торжественном захоронении героического экипажа...

И отзвук разносится грустный, Но как-то спокойнее мне, Что прах упокоен на русской, На взятой с боями Земле!

И в то же время книга Александра Боброва — не о войне. Она о России. О ее душе. Она и о тех, кто наполнял эту душу не только песней, но и стержнем. В том числе это были и немцы, и евреи, и финны. И Бобров в этой своём повествовании не только и не просто брата искал. Он искал себя в этом мире. Искал и утверждал главенствующую роль России в Победе.

Он написал о поколении победителей и затронул больные темы жития-существования нынешних политиков-популистов, готовых в демократическом угаре предлагать на заседаниях своих городских Дум не тратить деньги на «пустопорожние» - с их точки зрения — мероприятия в честь Дня победы в Москве…

И автор делает вывод: трагедией станет не то, что истратятся какие-то деньги в канун очередной годовщины Победы, а наша самоуверенность, будто мы поставили точку в истории Великой Отечественной. Что отдали вроде все почести ветеранам и их памяти.

Но опыт показывает, что наша победа слишком уязвима, она не может жить в окружении или без поддержки. Сколь бы значима она ни была, ее сломают, переиначат, укроют бронированным саркофагом, если не будет каждодневного сопротивления фальсификаторам истории, потокам лжи и дезинформации, подменам ценностей. Если не будет каждодневного влияния на умы и чувства человека. В Англии издали 40-томную историю Второй мировой, где 90% текста посвящено, естественно, британцам. Японская история войны — это уже 110 томов, из них только 3 тома посвящено не японской армии.

Советская история Второй мировой — всего 12 томов. Мы надеялись, что о нас кто-то напишет? Что этого достаточно? Что все будут помнить о подвиге советского солдата и это незыблемо?

Вспомним историю: когда Македонский подходил к городу, то для того, чтобы с ним не воевать, он передавал горожанам: "Если вы не сдадитесь, я уничтожу ваш город. Я уничтожу ваши библиотеки, уничтожу все, что связано с вами. Вас не будут помнить никогда!"

Горожане были в ужасе от подобной кары. И зачастую сдавались, потому что потерю памяти, преемственности считали неприемлемым.

Что поразило немцев более всего в начале войны? Ни техника, ни города и села, ни территории. Удивило, в какой-то степени испугало массовое мужество советского солдата. Им внушали, что русские - это варвары, недочеловеки, загнанные в угол репрессиями, которые с хлебом-солью будут встречать освободителей. Встретили огнем! И великий Македонский на поверку впервые оказался глобально не прав: мы теряли свои библиотеки, людей, города, но приобретали и укрепляли значительно более весомое – генетическую память народа-победителя.

Такие, как Александр Бобров, как его книги как раз и не дают потеряться ни одному звену в этом коде национальной памяти. Они вновь и вновь напоминают о цене Победы. Ведь если сложить расстояние от Бреста до Москвы и обратно до Берлина и разделить эти километры на 1418 дней и ночей войны, то получится, что наш солдат шел к Победе по 1,9 км в сутки. Скорость и расстояние вроде бы ничтожные, но если учесть, что на одном только Невском пятачке погибло 18 советских бойцов на 1 квадратный метр, то цена победы становится недосягаемой для обывателя и наших идеологических противников. А мы просто знаем, за что воевали и кого защищали наши отцы и деды. Знаем и помним то, что они оставили нам не только отчество, но и Отечество.

При этом понимаем: зачастую история — это не то, что происходило на самом деле, а то, как это осталось написанным на бумаге. И тем важнее каждое свидетельство героического прошлого нашей страны, готовящейся встретить 75-ю годовщину великой Победы. В Израиле всех!!! офицеров стараются провести через экскурсию в Освенцим. Через что проводит искусство сегодня у нас молодое поколение? В кино — через сплошные «Штрафбаты» и «Левиафаны», в литературе — через «Солдата Чонкина», в театре — через «Нуреева»? Такие книги, как «Сосна у селенья Бобровка» и встают Брестской крепостью на пути подобному извращению фактов, прямой фальсификации истории. И вспомню снова Ельню и причину, по которой было решено 18 сентября 1941 года возродить гвардию. Это была ликвидация вражеского плацдарма, откуда фашист стремился ударить на Смоленск. Наши книги о Великой Отечественной — это ликвидация вражеских, теперь уже идеологических плацдармов по фальсификации нашей истории.

Спасибо тебе, сын и брат солдат Отечества. За твою битву за честь родины, за светлое имя брата и его однополчан. За нашу память. Ты написал в этой своей книге, что Россия стоит на граните. И будем стоять! — в том числе благодаря тебе и твоим строкам.

Николай ИВАНОВ,

председатель Союза писателей России

* * *

Ровно 77 лет назад, 11 июля 1942 года, на Мустоловских высотах под Ленинградом подбитый финской зенитной батареей горящий самолёт СБ-2 накрыл передовые позиции врага. Огненный таран совершил героический экипаж в составе Алёшина, Гончарука и Боброва. Через много лет в обожжённом лесу командир поискового отряда Безымянный Герман Сакс натолкнулся на детали самолёта, ребята откопали на большой глубине подбитый мотор, нашли в складках алюминия останки асов. В прошлом году 4 ноября было проведено торжественное захоронение героев у памятника близ платформы Лемболово. А вот сегодня был установлен памятный знак прямо на месте гибели экипажа. По просьбе поисковиков рабочие Выборгского механического завода в личное время изготовили памятный знак, администрация Агалаковского сельского поселения проложила дорогу к мемориальному месту и подготовила торжественную церемонию. Мы с главой администрации Владимиром Сидоренко открыли обелиск под звуки воинского салюта, по свежепроложенной дороге приехала полевая кухня, и молодые участники военно-патриотического движения вместе с ветеранами и гостями, среди которых был мой сын Дмитрий и внучки Оля и Марина, попробовали солдатской каши. Когда-то обожжённая поляна в Мустоловском лесу стала ещё одним памятным местом на Карельском перешейке, во Всеволжском районе.


Просмотров: 13

© 2019