ЖУРНАЛЫ КАК ЗАПОВЕДНИКИ?


Журнал без направления — вещь нелепая, несуразная

Владимир Ленин


У нас с конца, с середины 1990-х годов почти все журналы частные, акционерные, негосударственные. Вы предлагаете их вернуть государству? Что сделать надо?

Владимир Путин


Прошло несколько недель, как президент России Владимир Путин задал этот вопрос в красивом зале Кремля на обновлённом Совете по русскому языку – внятного ответа и заинтересованного обсуждения – пока не последовало. Одно хочу выкрикнуть: «Если возвращение государству осуществится через Роспечать – вотчину несменяемых М. Сеславинского и В. Григорьева – нет и ещё раз нет!!!». Конечно, весьма похвально, что сопредседатель Союза писателей России и новый главный редактор славного журнала «Юность» Сергей Шаргунов ярко, с цитатами и примерами из зарубежной прессы выступил на столь высоком собрании в защиту литературно-художественных журналов, но и президент, как оказалось, владеет ситуацией, потребовал конкретных предложений: «Только было бы хорошо, если бы Вы предложили, как это сделать. У нас с конца, с середины 1990-х годов они все почти частные, акционерные, негосударственные. Вы предлагаете их вернуть государству? Что сделать надо? Или просто дать деньги в библиотеки, чтобы библиотеки закупали и таким образом поддерживали всех без исключения?».

Сергей Шаргунов не нашёлся, что сказать и предложил самое простое: «Все без исключения – это очень небольшой список, во-первых, достаточно узкий круг ключевых, замечательных изданий». Во-первых, непонятно, кто эти «все» и какой критерий «замечательности»? Например, депутат Госдумы в своём выступлении сетовал, что закрылся журнал поэзии «Арион». Может, и правильно, что закрылся с торжественным фуршетом стоимостью выпуска нескольких номеров? Это ж был журнал-междусобойчик, журнал сплошных верлибров и откровенной вкусовщины главного редактора. А ещё в июле потерял помещение и закрылся «Октябрь» - ну, и тоже справедливо. Под революционным названием печатались капризы бывшей секретарши Анатолия Ананьева – Ирины Барметовой и антисоветчина любезных ей авторов. Так смени революционное название журнала, где печатался великий Михаил Шолохов, а главным редактором был Александр Серафимович, создай журнал «Барметовщина» - нет! Павел Басинский стонал: «Пока мы думали, как нам отмечать столетие Октябрьской революции, как-то незаметно произошло одно знаковое событие. С культурной карты Москвы в одночасье исчезло очень важное место. Перестал существовать - как Дом - один из старейших литературных "толстых" журналов - "Октябрь"…». Правда, никто и не думал широко отмечать 100-летие Великого Октября, а одноимённый журнал – в первую голову.

Главный редактор «Москвы» Владислав Артёмов вяло написал: «Сегодня соберёмся и будем говорить о спасении толстых литературных журналов. Но речь ведь даже не о них. Проблема гораздо глубже и обширнее. Нас часто ругают, дескать, уровень того, что печатается в "толстяках" низкий. Но уровень этот не ниже и не выше уровня современной текущей литературы. Сосуды сообщающиеся… Мы можем только сохранять небольшие заповедные зоны. Вот задача толстых литературных журналов... Умереть нетрудно, сохраниться гораздо труднее».

Кто и где собирался – не понял, каковы границы заповедных зон – не ясно, но вдруг посыпались язвительные отклики. Вот один из них: «Скажите, а до октября 1917 года много было в России "толстых" качественных журналов?.. А во времена Пушкина?.. А в эпоху Кантемира, Хераскова, Ломоносова, Державина?.. А тиражи какие у них были?.. Загляните в литературные энциклопедии и справочники, не поленитесь. Однако литературные "толстячки" успешно делали своё большое и важное дело - просвещали публику, внушали чувства добрые, вечные, прекрасные...Вокруг тех журналов нередко шли крупные эстетические и псевдоэстетические битвы, журналы будили народ, одни звали Русь "к топору", другие верно служили Царю-батюшке, за Веру, Царя и Отечество... Так что дело не в количестве журнальной периодики, а в ее качестве». Артёмов неохотно и странно отбивался: «Во времена Пушкина что было делать образованным дворянам? Играть в карты, охотиться на вальдшнепов, ходить в театр... Вот и все развлечения. Поневоле будешь читать журналы».

Что значит «поневоле». Пушкин сделал тираж «Современника» 500 экземпляров (как у «Москвы») в неграмотной стране, журнал приносил прибыль! Некрасов довёл тираж «Отечественных записок» до 5 тысяч – в десять раз больше нынешних журналов. Гигантский тираж для тогдашней России! Так что не надо на дворян образованных валить собственные неудачи и ошибки. Вообще, если бы «Москва» стала по-настоящему московским журналом в полном соответствие с названием, глядишь и правительство столицы обратило бы внимание. Впрочем, могу и ошибаться – судьба других редакций, включая родную «Литературную Россию», говорит, что мэру Собянину и его госимуществу никакие литературные издания не нужны.

В письме Горькому от 22 ноября 1910 года Ленин давал характеристику политической физиономии различных русских журналов и указывал: «Журнал без направления — вещь нелепая, несуразная». Эти слова нисколько не устарели. Как бы нам ни внушали, что в условиях советской цензуры это было невозможно, но одна только полемика между почвенниками из «Молодой гвардии» с либералами из «Нового мира» и сталинистами из «Октября» начисто перечёркивает спекулятивный тезис, но когда большинство журналов со славными названиями стали выходить по программе Сороса с определённым идейным наполнением – Ленин оказался дважды прав, особенно когда упоминал о бердяевских «литературнокритических взвизгиваниях». Он имел в виду статью Н. Бердяева «Революция и культура» в журнале «Полярная звезда» (1905, № 2). В этой статье Н. Бердяев всячески старался убедить читателей, что русская культура принадлежит не народу, а... «идеалистическим либералам». Мы подобных взвизгиваний и принципов хлебнули сполна. Так что, консервировать? Делать вид, что это прежние знаковые названия и культурные проекты, имеющие литературно-историческую ценность? А может, надо это высокое наименование подтвердить, как в других сферах искусства – например, икону на картонке или примитивный новодел ты через таможню вывезешь, а художественную работу на доске прошлых веков – нет: культурная ценность! Может, и Совету по языку совместно с министерством культуры выработать какие-то критерии? Например, принадлежность к крупному творческому союзу. Как кто ни относится к «Нашему современнику», но журнал остаётся верен своему почвенническому, патриотическому направлению, а главное – не теряет теснейшей связи с Союзом писателей России, освещает и жизнь наследника Союза писателей СССР, и печатает в первую очередь его членов. Объяви, например, «Новый мир» себя подобным образом – как рупор непонятного Российского союза писателей, появляется какая-то внятность. А так что ж это за «славный наследник» детища Александра Твардовского? Его возглавляет сынок писателя Виталия Василевского. Андрей окончил Литературный институт, работал в журнале "Новый мир" курьером, завхозом, заведующим библиотекой – вот какой «опыт»! В лихих 90-х сразу стал ответственным секретарем, а с 1998 года - главным редактором. Больше двадцати лет рулит, которые низвели журнал до нынешнего состояния. Сам главный только в 2009 году опубликовал первую книгу стихов, но теперь широко печатает друзей и жену в «Новом мире». И себя, свои воспоминания:


из тех баснословных времён

когда барышни не носили пирсинг в пупке

а также в ноздре или в языке

а носили чулки и не брили лобки

я кое-что помню не из задачника по тригонометрии

а три источника и переход количества в качество…


У него диалектический закон – не срабатывает: качество аховое. Ну, а вот редакторское высказывание: «Кстати, о месте художественной прозы в нашей сегодняшней жизни; приведу, может быть, не очень показательный пример. Я, литературный критик, редакционный работник, не дочитал до конца роман Георгия Владимова «Генерал и его армия» и, видимо, не дочту. Просто я открыл, полистал и понял, что мне это совершенно не нужно, что нет никаких причин тратить несколько часов или дней моей жизни на эту книгу. Скажут: это не показатель — мало ли чего какой-то Василевский не прочел, может, для него русская литература кончилась на «Муму», — и будут правы. Но показательно, что сегодня я об этом публично и свободно говорю и без малейшего смущения. А еще лет пять назад...». (Из выступления на круглом столе такого же либерального журнала «Вопросы литературы»). Ну и что, несмущающийся редактор будет заниматься безбрежным самовыражением за государственные деньги?

Продолжим диалог Шаргунова с президентом:


В. Путин: Я же не против, я просто хочу, чтобы Вы сформулировали, что сделать нужно.

С. Шаргунов: Во-первых, мне представляется важным вернуться к той практике, когда шла закупка изданий в библиотеках – это первое и важное. А второе: мне кажется, возможны какие-то – почему бы и нет – государственные субсидии, в том числе через гранты, как значимым культурным проектам.


Да, гранты – это путь. Только пусть тогда журналы обозначат свою позицию, обоснуют культурно-историческую ценность, верность каким-то традициям. Меня, например, поражает судьба журнала «Знамя». Он был создан в 1931 году и первоначально назывался «ЛОКАФ» — издание Литературного объединения Красной армии и флота. Название «Знамя» появилось в 1933 году, а с 1934 года по 1990 он был органом Союза писателей СССР и продолжал свою военно-патриотическую линию. В том числе, детективно-шпионскую, недаром огромную популярность с большим увеличением тиража принесли произведения самого главного редактора Вадима Кожевникова, тот же «Щит и меч» или политические романы Юлиана Семёнова. Что, сейчас разве нет спроса на подобные произведения? Ещё какой! – посмотрите на книжные полки, но в 1991 году журнал стал частным, антидержавным, потом вообще соросовским. Сергей Чупринин с заместительницей Натальей Ивановой намеренно зачеркнули само название журнала, его суть и опору на традиционного читателя! Так, может, надо вернуться к нему? Обозначить это в гранте - глядишь, и спонсоры с заступниками найдутся не из зарубежных фондов, а из самого ФСБ.

Дал задание третьекурсникам отделения литературного творчества МГИК: кратко написать, что они думают о судьбе журналов, и какие ответы могут дать на вопрос президента: что делать-то? Поразился распространённому мнению: погибают – туда им и дорога. А мягкая авторша прозы в стиле фэнтези вдруг написала резко: « Предложение С. Шаргунова кажется мне простейшим корыстным желанием положить себе в карман больше денег. Ответная реакция Путина - адекватная. Я считаю, что существующие журналы не надо спасать». Только начавшая печататься Анастасия Кобозева глянула по-другому, но столь же безнадёжно: «На первом курсе у нас был предмет «Основы государственной культурной политики», где мы изучали соответствующий документ. Там тоже было несколько пунктов, посвящённых толстым журналам и литературе вообще. По сути, прошло два года, а изменения - в худшую сторону. То есть в 2015 году в цели государства входила «поддержка современного литературного творчества, издания и распространения литературных журналов», а в 2019 закрывают журнал «Октябрь». Распространение и «поддержка» налицо. Что тогда говорить о писателях? На мой взгляд, здоровый человек просто не сунется в литературу, понимая, что он не просто не нужен, он презираем государством. А ведь эти люди ещё существуют. Получается, что писателей можно сравнить с волонтёрами: в литературном «журнальном» мире остаются самые сильные духом, самые преданные своим идеям… Забавно, что более серьёзная поддержка оказывается сферам кино, телевидения, даже театрам. Неужели правительство и вправду не понимает, что всё это идёт от литературы?».

Вопрос юного критика повисает в воздухе…На страницах «Российского писателя» уже вспыхивала дискуссия о нынешнем состоянии и дальнейшей судьбе журналов. Мне кажется, стоит её продлить, чтобы выработать конкретные предложения и писательский ответ президенту.


Александр Бобров

Артёмов пишет, что я не дал рецептов? Он внимательно читал? - как не дал! Я ж написал: гранты, но с программами журналов, с сохранением их историко-литературного замысла. Это ж ясно! И Дементьев написал у меня в ФБ про планы: Вадим Дементьев: "Филатову поручили подготовить предложения. Сидоров тут же предложил определить экспертов, которые выберут журналы, которых посадят на госбюджет". Опять - Филатову? При чём тут политикан и ельцинский кадр? Где творческие союзы и протесты самих писателей, их письма в Администрацию президента? Артёмов меня с кем-то спутал: я руганью никогда не ограничивался. Оказывается, предвосхитил - только мы знаем, что это будут за эксперты и кого порекомендуют на бюджет!

Владислав Артёмов

"ДА, литературно- художественные журналы должны быть возвращены государству". (Евг.Калачёв) Абсолютно согласен. Но многие редакторы будут против... Дескать, появится цензура и проч. Не появится. Никому из чиновников нет никакого дела ни до журналов, ни вообще до состояния литературы... Я обивал многие пороги московских чиновников, ходил в кабинеты культурных деятелей. Предлагал подробные планы и программы сотрудничества. Глядят на тебя стеклянными глазами. И один вопрос в них: "Мне-то что тот этого будет?" И всё, пустота... А бумажные журналы надо сохранить, хотя бы как артефакт... Закрыться нехитро. Даже если журнал прерывается на недолгое время -- для него это губительно. Я везде повторяю -- англичане в Лондоне борются за каждую телефонную будку, хотя они давно уже анахронизм. Ибо уважают собственное прошлое и собственную культуру. А мы готовы снести всё и вся... Денег много не надо на сохранение журнала. Зарплаты у наших сотрудников 3 - 5 тысяч... Гонорарный фонд - 20 тысяч. Бывало, сидели вообще без зарплаты по полгода и более... Но без бумажного журнала, без редакции не будет и электронного варианта. Александр говорит о полемиках, которые были в прежние времена в толстых журналах. Сегодня всё ушло в Интернет. Кто будет нынче следить за полемикой, когда темп её, время для ответа оппоненту на бумажных страницах 2-3 месяца... Злободневная публицистика тоже ушла в Интернет. Для бумаги осталась художественная часть... Журналы -- единственное место, где может жить настоящая современная литература. Издательства слишком связаны с рынком, там -- вампиры, фэнтези, боевики, эротика и прочий литературный хлам. Но этот хлам рекламируется и раскупается, приносит доход. Как-то на одном из совещаний воротила книжного бизнеса посоветовал нам быть "ближе к читателям" и зарабатывать деньги, как, дескать, делают они, книжники. Я сказал ему в лицо, что они двадцать лет кормили читателя "падалью" и приучили к ней многих... Тема большая. Жаль, Александр, не подсказал ничего нового и свежего -- как всё-таки сохранить журналы... Ругаться легко... Дали бы нам денег хотя бы на нормальные гонорары. С железной отчётностью перед казначейством. Глядишь, и живее потянулись бы к нам стоящие писатели. А получить за роман 15 тысяч, кто ж согласится на такие условия? Разве что гении да графоманы...

Юрий Серб

Решить проблему толстых журналов можно только в рамках всеобъемлющего пересмотра культурной политики РФ. Пока она отдана на откуп ФедАгентству по массовым коммуникациям и не осознана государством (чиновниками от культуры) как государственная задача, перемен к лучшему не произойдет. Такие журналы как Подъём и "Сибирские огни" зависят от региональных властей и де-факто остаются региональными, что вполне устраивает федеральный центр. Более того, существует чиновная тенденция "переформатирования" всей русской литературы в региональные "ячейки": недавно на предложение всенародно отметить памятную дату Федора Абрамова чиновники ответили, что это "региональный писатель", пусть-де региональная власть позаботится. А пересмотр культурной политики возможен, я убежден, только при смене власти (не путать с "транзитом"!) Здоровая культурна политика вернет литературную тематику на телеэкраны, вернет книгоиздание в руки государства, возвратит хотя бы нравственную цензуру и национализирует ту деятельность, которой сейчас - в ущерб отечественной литературе - ведает банкирско-эрмитажный "Институт перевода". Вот тогда и журналы имеют шанс перейти в чистые творческие руки, а книгоиздание снова станет прибыльной для государства статьей бюджета.

Петр Алешкин

Прекрасная статья! Всё поддерживаю!

Александр Бобров

Здравый смысл звучит в ответах, но надо внятно донести (хотя до кого? – Роспечать НЕ ВЕДЁТ литературной политики, а кайфует с милыми её сердцу авторами!) простую мысль: журналы традиционные должны вернуться к коренному предназначению. Жив ли журнал «Дружба народов»? Ведь это государственное преступление, что в многонациональной стране не выходит такой журнал! Но ведь сама редакция его и загубила: все редакторы при разгуле свободы решили рулить литпроцессом, славить себя, Славу-Иру, и своих приятелей, а на высокую миссию – начхали в опьянении. Теперь – горькое похмелье… Как раз региональным журналам проще: они печатают своих писателей, но и гостей номера. «Бийск» - журнал родины Шукшина, так Буланичев и земляков печатает, и тех, кто верен заветам Василия Макарыча – всё ясно, потому и покровителя нашёл. А если «Дружба народов» модернистскую прозу гвоздил московских тусовщиков – кому он нужен?

Николай

Государственное финансирование всех российских журналов не кажется мне возможным. Даже журнал "Подъём", который финансируется из бюджета, имеет тираж микроскопический в масштабах всей России - 1000 экземпляров. По справедливости приличное финансирование журнала (государственное ли, спонсорское, или самостоятельное) это покрытие расходов на выпуск журнала, на пристойные зарплаты редакции и гонорары для авторов.

Надежда

Замечательное деловое обсуждение темы. Согласна со всеми авторами, т.к. все они в "теме". Уже сейчас есть,что предложить Президенту на основе этих откликов. С благодарностью читателя Надежда Мирошниченко

Евгений Калачев

Я всегда, начиная с начала девяностых, считал, что предпринимательская инициатива, " рынок" все расставит по своим местам, в том числе и журналы. Ведомственные будут финансироваться за счёт ведомств. Научно- просветительские - из бюджетов НИИ, Университетов. Глянцевые - за счёт рекламы. Литературно- художественные - за счёт своего читателя. Хороший пример со " Знаменем". Патриотические могли частично финансироваться и Союзом писателей России, другими народно- патриотическими движениями и подписчиками- патриотами. И библиотеки, если бы они имели двойное подчинение, в том числе муниципалитету, тоже подписывались бы на журналы, которые рекомендовали муниципальные депутаты... Все вышеизложенное могло бы быть возможным, если бы не была полностью монополизирована политическая власть в нашем государстве, и если бы был хоть малейший намёк на " рынок". Экономика полностью монополизирована нашим государством - частный сектор, в лице малого и среднего бизнеса доживает последние дни, влача полунищенское сосуществование. Я не хочу сейчас оценивать монополию государства на власть и экономику. Может быть, это хорошо... Но в этих условиях господин Шаргунов должен был ответить господину Президенту, что ДА, литературно- художественные журналы должны быть возвращены государству.

Евгений Новичихин

Пример государственного финансирования литературного журнала есть. «Подъем» вот уже около двадцати лет успешно работает как государственное бюджетное учреждение культуры Воронежской области. Тогдашний губернатор И.М. Шабанов пошел навстречу просьбам редакции и писателей, решив проблему выпуска журнала в условиях невероятного бюджетного дефицита. Сегодня дела с бюджетом – и в регионах, и на федеральном уровне – во много раз лучше, и этот пример стоило бы поддержать. И вот еще о чем думаю: звание «Губернатор литературной России» надо бы распространить не только на действующих, но и на бывших губернаторов. Среди них есть люди, которые достойны этого звания. И о библиотеках. Большинство из них не подписываются на литературные журналы не потому, что на них нет спроса. Причина куда более банальная: у библиотек нет денег на подписку.

Татьяна Воронина

Госдума пару лет назад предложила открыть на вокзалах страны библиотеки русской классики! Главное, чтобы это была действительно русская классика!

Что делают пассажиры, чтобы скоротать время в пути? Они покупают на привокзальных площадях низкопробную литературу. Если открыть на вокзалах страны библиотеки русской классики - это будет приговор низкопробному чтиву.

Тут только два момента. Первое, не "ушло" бы хорошее начинание в гудок - слишком много у таких библиотек будет врагов. И второе - наш народ так "опустили" низкопробным чтивом, сможет и захочет ли он подниматься до уровня русских классиков?

Помимо классики на вокзалах страны можно распространять и толстые журналы. Но проблема в главных редакторах. Кто главный редактор - тот и заказывает музыку. Не бывает литературы вне политики, вне идеологии. И если с русской классикой всё понятно, то с толстыми журналами - головная боль. Авторша в стиле фентези права: корысть - основной двигатель в современном "литературном мире". Но не надо забывать про подковерную невидимую простому обывателю идеологическую, расовую, гибридную войну. И не только в литературе.

Николай Ольков

Проблема в читателе. Нынешние библиотеки объявлены поставщиками услуг, в том числе платных. Навязывать книгу -- почти преступление, лишает свободы выбора. Заколебали с этими свободами. Бываю в нескольких сельских районных библиотеках, вижу развалы книг на столах абонемента, удивляюсь, сколько женщин рванули от кухонного стола в писатели, преимущественно криминального и похабно-любовного жанров. Груди и пистолеты, трупы и кровь на обложках. Классиков русских и советских не видно, современная литература -- это то, что присылают бесплатно. Видимо, есть фонды, закрывающие затраты, но и региональный бюджет иногда идет навстречу пожеланиям сверху. Раньше была бесспорной роль библиотеки как воспитателя вкусов читателя: обзоры новинок, толстых журналов, коллективные обсуждения (диспуты!). За журналами выстраивалась очередь. Конечно, если департаменты культуры устраивают кружки макраме и кулинарные мастер-классы вместо действительно пропагандистской работы, трудно ждать перемен.

Николай

Библиотеки не выписывают толстые журналы, потому что они, журналы, там не востребованы. Разумно провести анкетирование читателей библиотек: нужны ли им толстые журналы; заказать социологическое исследование об отношении населения к толстым журналам. Решить, для кого печатают журнал - для писателей, или для читателей. Мне, например, достаточно того, что публикуется на сайтах "Журнальный зал", "Журнальный мир", на сайтах толстых журналов в Сети. Когда-то мой дом был забит годовыми подписками ведущих толстых журналов, тогда и подписывался на несколько ведущих: "Новый мир", "Юность", детские журналы, молодёжные. Предложил стопки годовых выпусков в ближайшую библиотеку - оказалось, у них нет места для хранения и нет спроса. Узнал о том, что какой-то фонд собирает литературу для исправительных заведений - они забрали мои журналы. Из друзей никто не выписывает и не покупает сейчас толстые журналы - читают, как я, в интернете.Число посещений электронных журнальных сайтов в десятки раз превышает тиражность бумажных журналов. К тому же в Сети можно прочитать материалы журнала выборочно, а бумажную версию приходилось покупать полностью. И дорого, и держать потом журнал негде. Похоже, судьба этих журналов интересует только тех, кто их издаёт, кто там печатается и больше никого. Что касается тех, кто "не сунется в литературу" из-за того, что "не нужен" или что нет для него толстых журналов, так пусть и не "суётся". Писатель истинный тот, кто не может не писать. Кому по большому счёту вопрос о том, печатают его или нет, - самый последний. Но это отдельный вопрос, другая дискуссия. На мой взгляд бесполезная. Недавно узнал, что редактор одного толстого журнала согласился взять в номер произведения одного национального автора при условии, что он, этот автор, в своём регионе организует 40-50 подписок этого журнала, которому предложил свои работы. Вот так-то приходится главным редакторам бороться за свой журнал, и я нисколько его не осуждаю. Не удивляюсь и даже думаю, что есть и еще более изощрённые, не известные мне методы поднять тиражи.

Просмотров: 10

© 2019