ПОЭЗИЯ И СОВЕСТЬ Парад Победы 9 мая будет перенесён на неизвестную дату, но мы должны помнить...

ПОБЕДА И ПОЗОР ЕВРОПЫ

Стремительно и грозно катится река времен, уходят ветераны второй мировой, зарастают травой окопы, накатываются новые войны и мировые потрясения. Но наша Великая Победа - победа над фашизмом и смертью, над алчностью и бесчеловечностью - остаётся главным событием истории, русской и европейской, сияющей победой добра над злом в сакральном, высшем смысле. Тем страшнее, что это забывает Европа, отказавшаяся в реальности и в документах ЕС от упоминания о своих христианских корнях. Она словно хочет откреститься от прошлого, окунуться в благополучие и в политиканские бредни, забыв какой ценой пришла столь высоко ценимая цивилизованность и свобода. И про неё, попираемую карантинами и национализмом, вспоминает голубоглазый красавец-лейтенант Сергей Наровчатов в стихотворении 1945 года «Солдаты свободы»:

Полощут небывалые ветра Наш гордый флаг над старым магистратом. И город взят. И отдыхать пора, Раз замолчать приказано гранатам…

И вдруг в безлюдье на грудь к лейтенанту бросилась девушка в простом платьишке

Какая боль на дне бессонных глаз, Какую сердце вынесло невзгоду… Так вот кого от гибели я спас! Так вот кому я возвратил свободу!

Далекие и грустные края, Свободы незатоптанные тропы… - Как звать тебя, печальница моя? - Европа!

Недолго Европа-печальница лелеяла свои горести и чувство естественной благодарности тем, кто возвратил свободу. Самое последнее и отвратительное кощунство – снос памятника маршалу Коневу в Праге, которую он освобождал, когда уже была подписана капитуляция в Берлине, когда проливалась самая святая русская кровь. Внучка Елена Конева написала: «Администрация Праги-6 все рассчитало правильно - карантин! Всем, кто сражался за памятник - большое спасибо от всей нашей семьи! Теперь главное, чтобы новое место, куда перевезут памятник, надеюсь, что его не бросят в каком-то хранилище, будет достойным». Какой-то неадекватный пузатый староста принял подлое решение, особо и не советуясь с жителями – это демократия? Но дело – ещё печальней, как писал Александр Городницкий:

Вспомним блокадные скорбные были, Небо в разрывах, рябое, Чехов, что Прагу свою сохранили, Сдав ее немцам без боя… Голос сирены, поющей тревожно, Камни, седые от пыли. Так бы и мы поступили, возможно, Если бы чехами были…

Вечный выбор: между жизнью и смертью, жертвенностью и пргматичностью, честью и бесчестьем…

И осознать, вероятно, несложно Лет через сто или двести: Все воссоздать из развалин возможно, Кроме утраченной чести.

И ста лет, оказывается, дожидаться не надо, чтобы утратить честь!

В России 2020 год 75-летия Победы объявлен Годом памяти и славы, но нагрянувшая пандемия вмешалась в ход событий, сорвала многое из задуманного, скомкала запланированные грандиозные торжества и скромные вечера поэзии. Более того, вмешалась в издательский процесс, приостановился выход книг, включая традиционные антологии стихов о подвиге и благодарности потомкам. Так, поэт и полковник Владимир Силкин прислал авторам готовый макет любовно составленного и свёрстанного сборника «День Победы», признавшись, что уже не предрекает его печатной судьбы. На страницах вёрстки Александр Ананичев из Сергиева Посада так начал своё стихотворение:

Нас вытесняют из этого мира

Страны-шакалы, страны-проныры.

Даже кого мы спасали не раз,

Стаей единой идут против нас!

Пыль о России пускают по свету,

Нашу хотят обесценить Победу

В той самой страшной недавней войне.

Бесы коварнее нынче вдвойне!

Поэтическое слово – сродни молитвенному, изгоняющему бесов. Вроде бы не праздничную тему избрал, но я ведь не только поэт, публицист и критик, но и профессор кафедры журналистики, боец информационного фронта, много выступающий, общающийся с молодёжью, и вижу, какую силу обретают майданные технологии, фашистские приёмы пропаганды, подлые манипуляции сознанием. Один из самых действенных приёмов – даже не откровенная, разоблачаемая ложь, а полуправда. Или – полное замалчивание!

Зимой этого года, накануне 75-летия освобождения Варшавы и Кракова, я снова побывал в Польше и воочию убедился, что такое информационная война против России (с переменным успехом) и против своего же народа (тут – полная победа, как мне показалось). Об этом зримо свидетельствуют не только сотни демонтированных и сокрушенных памятников советским солдатам-освободителям, как и польским братьям по оружию тоже, но сама разлитая атмосфера под серым небом в долине Вислы. Ни власти, ни СМИ не только не собирались отмечать 75-летие спасения Польши и восстановления её как государства, но и просто – не упоминали в СМИ, не писали, не говорили об этом. Молодёжь знает только о спровоцированном раньше времени Варшавском восстании и о том, что красные – не пришли на помощь, радуясь, дескать, польским и еврейским жертвам. Редкие честные профессора и историки пытались напомнить хотя бы слова Черчиля 1945 года о судьбе Речи Посполитой, если бы не Красная армия: «Гитлер собирался уничтожить не только Польшу как государство, но и поляков как народ, самое меньшее – превратить их в рабов». Ведь эти намерения – запечатлены в воспоминаниях, в камне, в следах гетто и концлагерей. Тщетно – правдолюбцев испепеляли за это! Ни один литератор, ни один поэт, отринувший своих замечательных предшественников социалистической Польши, никогда не вспомнит про наши совместные победы и великие жертвы - ни строчкой! Более того, вдруг вытаскивают самые невероятные вирши! Вот - потрясающий поэтический факт: у нас ведь никогда в период моего молодого увлечения польской поэзией Тувима, Галчинского и Броневского (книги на полке поныне стоят!) не переводили и не упоминали стихотворение, которое написал Юзеф (Зютек) Щепаньский. Во время Варшавского восстания он был командиром отряда «Парасоль». Перебравшись через руины варшавского гетто в Старый город, молодой поэт узнал о том, что советские войска стоят на правом берегу Вислы и якобы не желают помочь повстанцам. Тогда он написал странное стихотворение «Красная зараза», вскоре был тяжело ранен и скончался 10 сентября 1944 года. Эти стихи Юзефа Щепаньского стали песней и призыва, и проклятия - одновременно, символом польской гордыни и ненависти ко всему советскому. Ульмас Искандер перевел эти стихи в 2013 году, назвав их «Холера краснопузая»:

Мы ждём тебя, холера краснопузая. Привет от жертв коричневой чумы! Мы, люди четвертованной страны, Твоё «освобождение» ждём с ужасом… Но знай, спаситель ненавистный: В гробу увидишь благодарность! В горсть зажимая боль и ярость, Зовём в подмогу коммунистов… Ты не спешишь…

А кончается стихотворение-мольба прямой угрозой и пророчеством:

Но, победитель, запомни: из пепла Варшавы Новая, сильная Польша родится когда-то! Та, по которой ходить не придётся солдатам И предводителям варварской красной оравы.

Кому-то это кажется просто шизофренией, раздвоением сознания, понятно, что подобные стихи у нас – не вспоминали, не переводили, не печатали. А зря! Вот она - сила поэзии, которая разверзает в человеческой душе всё высокое, но и мерзкое, показывает все взлёты, но и все глубины извращённого сознания. Это же оказалось предупреждением: так вот что сокрыто в натуре освобождённого и ублажаемого социальными благами поляка! Все «предводители варварской красной оравы» теперь вычислены институтом национальной памяти, занесены в чёрную книгу, вычеркнуты из названий и учебников, а памятники им – варварски сносятся. Этот юнец, не лишённый поэтического дара и пронизанный лютой русофобией, предсказал сегодняшний день и националистической Польши (назвали улицу его именем, а улицу Красной Армии - убрали), и бандеровской Галичины, захватившей всю Украину, и, понятно, другие страны, которые вместе с Гитлером пытались захватить пространство России, а теперь злобно оскалились на неё. Посмотрите карту-схему, которую издали даже французы в назидание потомкам.

Так и нам в условиях ожесточённой информационной войны с нервным тиком коронавируса пора решительно отказываться от отголосков подобной русофобии и антисоветчины, перестать в эфире всяких «Эхо…» повторять бредни о двух режимах, о равной вине Гитлера и Сталина в развязывании войны, читать не только документы из запоздало создаваемого и открываемого архива министерства обороны, но и художественные свидетельства представителей поколения, спасшего Россию и Европу, их сынов и внуков, не дающих памяти и песне – заглохнуть, потерять высокую ноту.

Запечатлеть, воспеть, восславить –

Так было испокон веков.

Поэзия – святая память

О тех, кому не до стихов.

О тех, кто повинуясь знаку

Каких-то высших сил,

за нас

Окопы рыл и шёл в атаку,

Работал, не смыкая глаз.

Они встают в полки и роты

И слышат в небесах слова…

Беспамятство – позор Европы,

Где и Поэзия – мертва!

В России Поэзия ещё живёт, дышит горем и гордостью, благодарностью к предкам и хранит народную память.


Просмотров: 37Комментариев: 2

© 2019